О мировом соглашении

18

Что такое мировое соглашение? Какова его «цена» по сравнению с решением суда?

 Михаил Фомин, юридический консультант проекта по развитию семейной медиации во Владимире:

 — Утверждаемое судом мировое соглашение должно отвечать требованиям исполнимости.Так, Президиум областного суда отменил утвержденное судом мировое соглашение сторон и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку оно не исполнимо и нарушена процедура прекращения производства по делу.

Согласно положениям статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороны могут окончить дело мировым соглашением, при этом суд не утверждает мировое соглашение, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

В силу статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определение суда об утверждении мирового соглашения носит обязательный характер для лиц, участвующих в деле, и подлежит исполнению, в том числе и в принудительном порядке.

Из указанных требований закона следует, что утвержденное судом мировое соглашение по своим правовым последствиям приравнивается к судебному решению. В резолютивной части судебного решения должно быть сформулировано, что именно постановил суд, кто, какие действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Решение не должно вызывать затруднение при его исполнении. (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении»).  Исполнимость судебного решения является элементом судебной защиты, гарантированной частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации. Защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если исполнение судебного акта невозможно, поскольку иное противоречило бы конституционному принципу исполняемости судебных решений. (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2012 года № 14-О-О).

К такому выводу корреспондирует и пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также практика его применения Европейским Судом по 8 правам человека, который неоднократно указывал, что исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть справедливого правосудия, — в противном случае, если в национальной правовой системе допускается, что окончательное, обязательное судебное решение может оставаться неисполненным, «право на суд» становится иллюзорным (Постановления от 19 марта 1997 года по делу «Хорнсби против Греции» и от 24 июля 2003 года по делу «Рябых против России»).