О медиации — на страницах «Прогорода»

81

Специалист по решению семейных конфликтов Елена Фомина раскрыла несколько секретов своей профессии.

Сталкивались ли вы когда-нибудь с конфликтами в семье? Возможно, те, кто прошел через бесконечные ссоры и недопонимания, уже знают о таком понятии, как медиация. Во Владимирской области сфера медиации начала развиваться еще с 2012 года. А в 2018 году на базе Дворца бракосочетания стала работать «Гостиная примирения».

Как реализуется проект: «Развитие семейной медиации во Владимирской области» проходит с использованием гранта Президента России на развитие институтов гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Журналист «PRO Города» пообщался с Еленой Фоминой. Она рассказала, насколько важна эта практика для семей, которые проходят не лучший период отношений, как ей помогают профессиональные навыки в личной жизни, и поделилась интересной историей примирения супружеской пары.

— Елена, расскажите, кто такой медиатор и в чем заключается его работа?

— Медиатор – это посредник, помогающий сторонам провести процесс переговоров, во время которого выясняются интересы каждого партнера. Оба человека в отношениях имеют свои идеалы, требования и ожидания. Чтобы достичь взаимопонимания, мы помогаем им посмотреть на проблему глазами друг друга. Способность понять своего партнера, разделить его точку зрения и прийти к компромиссу является основой существования любой семьи. Медиация призвана сохранить ячейку общества, а если это невозможно, то помочь расстаться достойно и продолжать нормально общаться ради детей.

— Чем медиатор отличается от психолога или юриста?

— Различия существенны. Психолог работает с личностью, а медиатор с конфликтом. Мы являемся третьей, независимой стороной, которая помогает разобрать конфликт, найти его причины и достойно выйти из него.  Что касается адвокатской деятельности, действительно, юристы сначала нас не принимали, считая работу медиаторов подменой юриспруденции. Мы работаем не с правом, а с конфликтом. Если возникают какие-то проблемы юридического толка, мы отправляем наших клиентов на консультацию к специалисту этой сферы. Медиатор – это, скорее дипломат, который обладает искусством ведения переговоров. Медиация берет истоки в международных отношениях.

— Что нужно для того, чтобы получить профессиональную подготовку в сфере медиации?

— Для этого, прежде всего, необходимо иметь высшее образование. Подготовка медиаторов ведется по программе, которая утверждена российским Правительством. Базовый курс обучения длится 120 часов.

— Как попасть на процедуру медиации?

— Пары, которые находятся на грани развода, или не могут прийти к решению в каком-то споре, к нам отправляют органы ЗАГСа, опеки, суды. Многие узнают о медиации из брошюр и буклетов, которые мы издали на средства полученного гранта.

Процедуры медиации проводятся бесплатно: специалисты принимают пары как в Гостиной примирения владимирского Дворца бракосочетания, так и по адресу: улица Девическая, 9, кабинет 108.

— Вы ведете работу только с парами, или в процедурах участвуют и другие члены семьи?

— Мы работаем не только с парами. Зачастую в конфликт вовлечено старшее поколение: мамы и папы стараются помочь своим взрослым детям, усугубляя непонимание между ними. Медиация может включать беседы с каждым, кто стал участником конфликта. Причем встречи могут проходить как вместе с парой, так и наедине.

— Сколько времени занимает работа медиатора с одной семьей?

— Это все очень индивидуально и зависит от сложности ситуации. Иногда требуется всего одна встреча с медиатором, но это бывает очень редко. Обычно с семьей проводится четыре медиативные встречи. Иногда их может быть больше десяти. Максимально работа с конфликтом, включая необходимые перерывы, может длиться и до полутора лет. Но если дело находится на рассмотрении в суде, перерыв на медиацию дается не более, чем на два месяца.

— Что происходит после того, как процедуры медиации с семьей прекращается?

— Этого мы не знаем. В личную жизнь людей никто не вправе вторгаться без их разрешения. Когда сеансы прекращаются, мы всегда говорим, что если возникнут какие-то проблемы, пара снова может обратиться за помощью. В медиации все конфиденциально. Перед работой с медиатором заключается специальное соглашение. Также специалист не может быть свидетелем в суде, а супруги не могут ссылаться на факты, которые были вскрыты в процессе медиации.

— Всегда ли работа медиатора  с парой имеет положительный результат?

— Могу сказать, что положительных исходов при медиативной работе намного больше, чем отрицательных. Примерно 80% медиаций имеют успешный исход. От 20%, не имеющих успех, никуда не уйти.  Иногда люди, которые к нам приходят, изначально не настроены на позитивный результат и не хотят идти на уступки. Некоторые и вовсе имеют желание отомстить партнеру. Чтобы медиация работала, нужно желание сторон прийти к примирению.

— Есть ли случаи успешной работы, которые Вас очень впечатлили?

— Да, такие случаи есть. Расскажу одну историю. Была у нас пара с очень сложной ситуацией. Мы с коллегой вдвоем работали с ними на протяжении долгого времени. Так вот, во Дворце бракосочетания есть арка, и когда мы фотографировали супругов на ее фоне, они поцеловались. Это было очень трогательно. Такое завершение работы — настоящий праздник.

— Помогают ли Вам профессиональные навыки в личной жизни?

— Конечно. Для меня встреча с медиацией – это формирование нового мировоззрения. Ты учишься анализировать свои чувства, понимать свои потребности, смотреть на проблему глазами  другого человека. Эти навыки полезны не только в отношениях с супругом, но и детьми, внуками, коллегами по работе, соседями. Как я уже говорила, медиация многое позаимствовала из дипломатии. А знания в этой области  помогают и в повседневной жизни вести переговоры, рассматривать ситуацию с разных сторон и находить с окружающими людьми общий язык.

По материалам сайта «Прогород33»