Мозг запрограммирован на любовь

39

«Он не способен любить по-настоящему». «Она не знает, что такое любовь». Эти фразы повсюду — в соцсетях, ток-шоу, кинофильмах. Однако с точки зрения современной нейронауки они не более чем миф. Каждый из нас способен на романтическую любовь — просто потому, что так запрограммирован мозг.

«Когда человек переживает состояние влюбленности, активизируется не весь мозг целиком, а лишь одна его зона, так называемая передняя островковая доля, — говорит Стефани Качиоппо, руководитель лаборатории нейровизуализации в Центре когнитивной и социальной нейронауки Университета Чикаго. — Она же отвечает за дружелюбие и альтруизм, помогает лучше понимать намерения других людей. Так как эта зона есть у всех людей, чувство любви можно считать универсальным. Каждый из нас способен его испытывать».

При этом у любви и страсти, которые принято считать родственными чувствами, на самом деле разное происхождение. Об этом свидетельствуют, например, эксперименты американских нейробиолога Люси Браун и антрополога Хелен Фишер: когда мы смотрим на фотографии своих возлюбленных и на эротические фотографии, активизируются разные участки мозга.

Стефани Качиоппо с коллегами нашли этому новое подтверждение в ходе оригинального эксперимента. Пациенту из Аргентины с очень редким заболеванием — у него в результате инсульта была повреждена как раз передняя островковая доля мозга — предложили рассмотреть фотографии 40 молодых (от 18 до 30 лет) красивых женщин в соблазнительных нарядах и ответить, какие из них привлекают его как объект любви, а какие — как эротический объект.

Для сравнения тест одновременно проходили семеро здоровых мужчин того же возраста и национальности. И пациент, переживший инсульт, и здоровые участники эксперимента с легкостью назвали «объекты желания», а вот «объекты любви» пациент выбирал с трудом и значительно медленней, чем мужчины из контрольной группы. Таким образом, от болезни пострадала только его способность любить, но не способность желать: ведь за нее отвечает другая часть мозга — задняя островковая доля, — заключают авторы исследования.

Однако это не означает, что между любовью и желанием нет ничего общего. «Наши исследования позволяют сделать вывод, что любовь вырастает из желания, она — абстрактный (и потому более сложный) образ тех приятных сенсорно-двигательных ощущений, которые связаны с желанием», — объясняет Стефани Качиоппо.

Если мозг запрограммирован на любовь, почему среди нас так много одиноких людей? «Одиночество подталкивает человека к поиску любви», — говорит руководитель Центра когнитивной и социальной нейронауки Университета Чикаго Джон Качиоппо, один из авторов книги «Одиночество».

Двадцать лет назад, когда Качиоппо только начинал исследовать феномен одиночества, считалось, что это своего рода душевный недуг, начисто лишенный каких-либо плюсов.

«Мне казалось сомнительным, чтобы в процессе эволюции сформировалось состояние, в котором нет ничего позитивного, — говорит исследователь. — Сейчас я могу сказать: да, одиночество отвратительно, но оно играет важную роль: это сигнал, что человеку, как представителю своего биологического вида, необходимо искать и устанавливать социальные связи. Поэтому мой совет — прислушивайтесь к своему одиночеству».

По материалам PSYCHOLOGIES