Медиация во Владимирской области: прошлое и настоящее

Рассказывает председатель НП ВРАМ Елена Фомина

История медиации в регионе началась в декабре 2010 года. Тогда я приехала в Москву в «Центр медиации и права» и встретила там своего коллегу из Владимира адвоката Сергея Багрия. Он проходил обучение медиации на базовом уровне, ему все нравилось, и я тоже решила попробовать. Еще в процессе учебы пришлось задуматься о том, как же применить новые знания, кому все это нужно. Все очень красиво и интересно! А что же дальше?

Вот тогда у меня появилась ИДЕЯ развития медиации во Владимире. Ее увлеклись еще пять человек. Мы стали арендовать офис для работы над нашим проектом. Финансирования ждать было не от кого, поэтому затраты делили поровну. Мы разработали план нашего развития, определили организации, с которыми необходимо было наладить связь по продвижению медиации, стали искать возможность проводить процедуры медиации. Было очень трудно придумывать все с нуля: аналогов в практике еще не было. Сначала нас всерьез не воспринимали даже в судах.

Первая медиация во Владимире

В апреле 2011 года я заявила в суде ПЕРВОЕ ходатайство о применении процедуры медиации во Владимирской области. Его удовлетворил Гусь-Хрустальный городской суд.

Я была адвокатом у клиента, который имел целый клубок проблем из-за конфликта с гражданской женой. Он – бизнесмен, полюбил молодую женщину, оставил ради нее жену и двух дочерей, построил дом для новой семьи и души не чаял в долгожданном сыне. Она – симпатичная ровесница его старшей дочери, не пожелавшая жить в «золотой клетке». Когда она от него ушла, он, из страха, что она «отнимет» 6-месячного сына, выставил охрану вокруг дома и запретил впускать туда кого бы то ни было. Мама подала иск об определении места жительства ребенка; папа — встречный иск. Наша сторона предложила медиацию, но юная мама никак на это не соглашалась. Ее адвокат говорила, что это ерунда, пустая трата времени и денег, что нет смысла этим заниматься, когда судебная практика на стороне матери и ребенка. Мы их убеждали, спорили, предлагали взять на себя материальные затраты по процедуре. Наконец, они согласились, суд объявил перерыв, и мы обратились в «Центр медиации и права» за помощью. Из Москвы приехали два квалифицированных медиатора. Работали они долго и уже начинали обсуждать пути выхода из конфликта… Но адвокат матери ребенка постоянно нервировала свою клиентку: критиковала всех, требовала прекращения «этого концерта»… И добилась своего: медиаторы вынуждены были прекратить процедуру медиации в связи с нецелесообразностью ее продолжения.

Дело шло очень долго и болезненно для всех участников конфликта. Огромное число людей было вовлечено в разбирательство, провели множество экспертиз, возбудили несколько уголовных дел в отношении каждой из конфликтующих сторон, одни дела прекращались, другие возбуждались… До принятия решения судом мы трижды готовили проекты мировых соглашений, и трижды мама ребенка отказывалась их подписывать после общения с адвокатом. Конечно, суд вынес решение в пользу мамы. Но отчаявшийся отец вывез сына в Израиль, обратился там к правосудию, оформил сыну израильское гражданство и добился судебного решения о запрете вывоза мальчика за пределы страны.

Да, формально адвокат мамы добился победы. А вот ее клиентке пришлось долго искать пути, чтобы увидеться с сыном. Ей пытались помочь и органы опеки, и уполномоченный по правам ребенка по Владимирской области, и СМИ. Все напрасно! Мы понимали, что адвокат препятствовала мирному разрешению вопроса, а мама просто запуталась, находясь в глубокой воронке конфликта.

Почти четыре года длилась эта война. Только в апреле 2015 года Гусь-Хрустальный городской суд утвердил мировое соглашение по очередному иску отца об определении места жительства ребенка и встречному иску матери об определении порядка общения с ребенком. Все уголовные дела тоже прекращены. А ведь всей этой долгой мучительной истории могло просто не быть, если бы родителям не помешали сразу договориться.

Здесь мы столкнулись с ПЕРВОЙ ПРОБЛЕМОЙ: адвокаты враждебно встретили медиацию. Многие из них и сейчас не желают рекомендовать ее своим доверителям, опасаясь за свои гонорары.

Есть организация. Есть признание деятельности

Мы провели переговоры с президентом торгово-промышленной палаты Владимирской области и 16 марта 2012 года при ТПП ВО была создана Коллегия медиаторов. Я стала ее председателем и остаюсь на этом посту по сей день. В ее состав вошли три медиатора: двое обучились в Московском «Центре медиации и права», один – в СПб ГУ. В 2012-2013 годах совместно с «Центром делового образования» ТПП мы пригласили тренеров различных школ медиации и подготовили более 20 медиаторов по программе «Медиация. Базовый курс». Это позволило составить реестр медиаторов, аккредитованных при ТПП Владимирской области.

Изыскивая информацию и опыт, мы посещали все мероприятия, связанные с развитием медиации, которые проводились в Москве и соседних регионах. А 27 апреля 2012 года во Владимире прошла конференции на тему «Медиация как альтернативная процедура урегулирования споров». Среди ее организаторов были Владимирский областной суд, Московский «Центр медиации и права», Владимирское региональное отделение Ассоциации юристов России. Эта конференция стала вехой, после которой судейское сообщество приняло медиаторов. На конференции мы предложили ряд мер для активного внедрения медиации. Например, с тех пор на сайтах всех судов региона есть информация о медиации и практикующих медиаторах.

Первым судьей-новатором стала председатель Ленинского районного суда Жанна Павловна Уколова. Она очень помогла внедрить медиацию в судебную практику региона. Например, пригласила нас на собрание судей с докладом о медиации и медиативных практиках. Мы стали выходить в судебные заседания, чтобы предложить сторонам медиацию. Практически по всем делам, связанным с семейными спорами, в Ленинском суде Владимира судья предлагала сторонам пройти процедуру медиации. Соглашались не все, но уже в 2012 году мы заключили первые медиативные соглашения — по двум делам. В 2013 году – по 17-ти делам, а в 2014 году – уже по 28-ми! Не всегда медиации завершались согласием, это нормально, но главное – процесс пошел! Отмечу, что большинство медиаций шло именно по делам судьи Уколовой. Ее готовность к новациям и инициатива сыграли решающую роль в становлении медиации во Владимирской регионе.

На этом этапе обозначилась ВТОРАЯ ПРОБЛЕМА: полное отсутствие информированности населения о медиации. Мы решили активизироваться просветительскую работу и 26 июня 2013 года я и Жанна Павловна Уколова стали гостями программы «Городская среда» на канале «Россия 24». В прямом эфире мы рассказывали о медиации и отвечали на вопросы зрителей.

Популяризация дает плоды

17 июля 2013 года на площадке торгово-промышленной палаты мы провели ПЕРВЫЙ Круглый стол по теме «МЕДИАЦИЯ КАК ИННОВАЦИОННЫЙ РЕСУРС РАЗВИТИЯ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ». В нем приняли участие судьи областного и районных судов, доверенное лицо Президента РФ, уполномоченный по правам ребенка, ректоры и преподаватели высших учебных заведений, профессиональные медиаторы. Обсуждение шло заинтересованно и динамично. Резюмируя Круглый стол, участники решили, что для развития медиации в регионе медиаторам надо доводить до гражданского сообщества информацию о возможности применения данной процедуры на всех стадиях конфликта, о практикующих медиаторах. Для этого следовало задействовать все: СМИ, личные контакты, сотрудничество с департаментами (управлениями) администрации города и области. Для профессионального роста самих медиаторов решили провести обучающие программы. Все это было здорово!

Это и стало нашей программой действий. Необходимо было обратить на себя внимание общественности, представителей бизнеса и власти. Но без поддержки государственных структур и судебных органов медиация не могла получить свое законное «место под солнцем». Тогда мы написали проект, который получил грантовую поддержку. Таким образом, в период с декабря 2013 г. по май 2014 г. мы совместно с ЦДО ТПП ВО реализовали программу «Примирение (укрепление семьи, снижение уровня семейной конфликтности через дополнительное обучение граждан и специалистов инновационным медиативным технологиям)». Данный проект финансировался на средства, предоставленные в соответствии с Постановлением Губернатора Владимирской области от 18.10.2013  N 1172 «О предоставлении субсидий СО НКО по итогам конкурса в 2013 году» ЦДО ТПП Владимирской области как организации-победителю.

Итоги проекта: проведены 3 круглых стола и 1 конференция о медиации; проведены обучающие семинары для различных целевых групп по программе «Медиация. Внесудебный способ разрешения споров. Ознакомительный курс» – обучение прошли 89 человек; разработаны и изготовлены методические материалы «Примирение: Медиативные технологии разрешения семейного конфликта», а также информационные брошюры по альтернативному разрешению споров, о преимуществах медиации; сформирован реестр примирителей, готовых работать на непрофессиональной основе в социальных проектах – 17 человек; проведена пресс-конференция по презентации Владимирской службы примирения; проведен День открытых дверей медиации для граждан.

Работу Владимирских медиаторов много освещали региональные СМИ.

Внедрение медиативной практики в судах региона стало для нас первоочередной задачей. Мы выходили в судебные заседания, предлагали сторонам пройти процедуру медиации. Нас поддержали во всех районных судах города Владимира, давая возможность участвовать в гражданских делах по спорам о детях, о разделе имущества супругов, и иным семейным спорам. Это дало возможность разработать алгоритм действий по вовлечению сторон в медиацию. Судьи стали нам звонить и приглашать в судебное заседание, помогали сторонам решиться на медиацию. Как следствие, в судах стали множиться случаи утверждения медиативных и мировых соглашений, отказов от исков или их признания, по итогам работы медиаторов. Сотрудничество с Уполномоченными по правам человека и правам ребенка во Владимирской области, с органами опеки, со школами и вузами, с администрацией города, горсоветом активно утверждалось в рамках проекта.

В этот период было создано Некоммерческое партнерство «Владимирская региональная ассоциация медиаторов». Целевая группа, формирующая спрос на медиативные услуги – семьи, в состоянии развода, иные семейные конфликты, реже уволенные работники. И если еще недавно приходилось долго рассказывать, что такое медиация, то сейчас многие уже знают о ней.

Почему нет бурного роста?

К сожалению,  в 2015 году активность НП ВРАМ снизилась: я почти на год отошла от этой деятельности из-за болезни мамы. И многие медиаторы переключились на другие проекты – сказалась еще и усталость от ожидания изменений к лучшему.

Все это время приходилось бесконечно бороться с сопротивлением медиации со стороны адвокатов, с отсутствием финансирования. Сейчас продолжается финансовый кризис, а это значит, что людям не до затрат на посредников-примирителей: «Пусть уж как суд решит» — слышим мы. Проблемой остается то, что не все судьи содействуют продвижению медиации, не все умеют профессионально предложить этот способ разрешения спора.

Затрудняет применение медиативных технологий то, что изменения в законодательство РФ о медиации до сих пор не приняты. Необходимо вводить обязательность медиации по отдельным категориям дел. Нужно финансирование процедур медиации, так как в них нередко нуждаются малоимущие граждане, молодые семьи. Надо продолжать формирование профессиональное сообщества медиаторов; совершенствовать образовательные программы; проводить анализ и обобщение опыта профессиональной деятельности медиаторов. Среди задач – определение алгоритма взаимодействия с различными структурами, прежде всего с судами и органами опеки.

Трудности роста

Так быть медиации в России или не быть? Понятно, что можно бесконечно продвигать, внедрять, обобщать, совершенствовать, продолжать, вырабатывать… Понятно, что обязательно будет положительный результат. Но, думаю, это произойдет не скоро, потому что нас – медиаторов много, но нас – медиаторов нет.

Наиважнейшая задача для становления МЕДИАЦИИ в России – это объединение всех медиаторов, всех СРО, ассоциаций, союзов, обществ, центров… в единое образование. Например, в Федеральную Палату медиаторов РФ или в Ассоциацию медиаторов России. Это необходимо в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций российской медиации, для осознания нравственной ответственности перед обществом, для сотрудничества на основе взаимопонимания и уважения. Это непросто. Но можно начать с отдельных регионов, а потом подвести законодательную базу.

Иными словами: МЕДИАТОРЫ ВСЕХ РЕГИОНОВ, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Или правы скептики, которые не видят перспектив у медиации?

Правы адвокаты, потому что они добросовестно исполняют обязанности по защите интересов своих клиентов, а медиация им мешает и уводит часть их гонораров; правы судьи, потому что они очень загружены, а действующее ныне законодательство не совершенно. Правы иные бизнесмены, для которых война – это адреналин, это стресс, позволяющий почувствовать вкус опасности или насладиться уничтожением врага. Правы некоторые бывшие супруги, которым надо обязательно наказать, унизить, отомстить «подлому обидчику»…

Правы некоторые медиаторы, которые уходят от практики, потому что стабильной оплаты труда у них нет. Обучение прошли, а как и где применить свои новые знания, не знают.

Но вот судья направляет ко мне, к примеру, рыдающую мать. Она просит суд обязать «негодяя» — ее сына, дать ей возможность видеться с внуком, а сын заявляет, что эта женщина не имеет право считаться бабушкой, что она ненормальная и он готов ее проклинать всю свою жизнь… А мне удается сломать барьер между ними и посадить за стол переговоров. И они начинают разговаривать, искать причину своей вражды… А спустя какое-то время они находят точки соприкосновения, которые определяют судьбу и будущее их близких, вдруг начинают выстраивать новые отношения, чувствуют, что понимание между ними есть! Мать отказывается от иска, и заявляет суду, что они обо всем договорились, что не место судебному решению в их семье… Вот тогда я понимаю: нужна эта профессия!

Или вот. Бывшие супруги уже создали новые семьи, но продолжают ненавидеть друг друга. Разрушают психику своего ребенка, раздирая его на части: с кем жить, кто и как с ним будет общаться, с кем поедет он отдыхать и т.д. На медиацию они соглашаются снисходительно: «Ну ладно уж, давайте поговорим. Только из этого все равно ничего не выйдет». А встречаясь у медиатора вдруг начинают разговаривать. Проходит час, второй – медиатор вынужден сделать перерыв: «Ребята, нужно отдохнуть. Так нельзя. Это очень тяжело для всех», а они возражают: «Нет, давайте продолжим!». И сидят еще час, второй. А потом вдруг начинают обсуждать нюансы своих будущих отношений, и того, как их выстраивать для воспитания общего ребенка. А потом говорят смущенно и взволнованно: «Мы первый раз за три года разговариваем! Спасибо Вам за это!». И улыбаются. А я понимаю, как нужна эта профессия!

Эта профессия подарила мне новые контакты, новые эмоции, новую реальность. В 2014 году на семинаре «Медиация и конфликтменеджмент: области применения» в Вене мне посчастливилось пообщаться с руководителями профессиональных объединений медиаторов Австрии, которые работают давно и стабильно. Тогда я точно поняла, что никакого готового рецепта для начинающих медиаторов нет. Развитие медиации возможно только, когда есть коллективная воля единомышленников, которые, не боясь ошибок, самоотверженно посвящают себя этой нелегкой, но, безусловно, необходимой профессии.