Медиация – это строго конфиденциально

8

О тонкостях процедуры из первых уст.

Корреспонденту «МК» во Владимире» объяснили правила урегулирования семейных конфликтов.

«После развода 5-летний сын остался жить с женой. Но она всячески препятствует нашим встречам с ним. Отменяет и переносит их под любым предлогом, иногда откровенно надуманном. И приставы бессильны, и решение суда ей не указ. Я понимаю, что бывшей хочется насолить мне, но в итоге страдает наш мальчик. Слышал много хорошего о медиации и хотел бы воспользоваться этим современным методом урегулирования конфликтов, но опасаюсь, что мои семейные проблемы станут кому-нибудь известны. Владимир – город маленький, а у меня ответственная работа…» Алексей.

За ответом на это письмо редакция обратилась к опытному медиатору, председателю Некоммерческого партнерства «Владимирская региональная ассоциация медиаторов» (НП ВРАМ) Елене Фоминой.

— Такие опасения очень понятны, но напрасны. Сам факт обращения к медиации и вся информация, полученная в ходе этой процедуры – строго конфиденциальны. Это один из базовых принципов медиации и совершенно необходимое условие для сотрудничества сторон и поиска взаимоприемлемого решения. Именно благодаря тому, что сторонам гарантировано неразглашение информации, возникает атмосфера доверия и безопасности. Это основа всех переговоров.

Медиатор обязан сохранить в тайне все сведения, которые он узнал при работе со сторонами конфликта. Он может рассказать что-то третьим лицам только в том случае, если участники процесса открыто и недвусмысленно дали ему на это согласие. Более того, медиатор не имеет права сообщать одной стороне ничего из услышанного от другой стороны во время раздельной (индивидуальной) встречи. Такое возможно только с согласия или по просьбе человека, предоставившего информацию.

Справка МКЦель медиации – организация сотрудничества сторон для урегулирования конфликтов.

В некоторых случаях медиатор может посчитать необходимым провести часть медиации в виде раздельных бесед с каждой из сторон по очереди, а затем передачи их мнений или вопросов другой стороне. Это может происходить, например, когда один из родителей боится другого или слишком подвержен его влиянию. Такая «челночная» медиация может применяться в некоторых случаях в самом начале, чтобы дать сторонам возможность свободно высказать свою позицию медиатору, особенно если конфликт очень интенсивный и вызывает сильные эмоциональные реакции участников.

 

 

Иногда в поиске пересечения интересов конфликтующих, действительно, возникает необходимость обсудить какие-то обстоятельства с одной из сторон. Но если другая сторона была источником информации об этих обстоятельствах, она должна разрешить такое обсуждение. На мой взгляд, это правила элементарной порядочности. Но они еще и прописаны во всех документах, которые регламентируют работу медиатора.

Обращаясь к медиатору можно быть уверенным: все, что говорится в процессе медиации, остается строго конфиденциальным. Исключение – крайне редкие случаи. Но прежде, чем начать переговоры, медиатор рассказывает о предстоящей процедуре и обязательно ставит участников в известность о том, что в случаях, предусмотренных законом, будет обязан предоставить информацию в соответствующие органы без их разрешения.

Справка МКДля того, чтобы начать медиацию, надо просто позвонить и назначить встречу в офисе НП ВРАМ или в Гостиной примирения. Телефоны: 8-903-645-58-83, 8-904-256-45-80.

При первом обращении к медиатору вам предоставят подробную информацию о процессе медиации, о принципах и правилах, обязательных для всех участников.

Когда обе стороны согласились на медиацию, она приобретает форму последовательных встреч. В среднем они длятся от полутора до четырех часов, а количество встреч зависит только от обстоятельств конкретного случая.

Очень важно знать, что в ходе медиации участники конфликта сами ищут, обсуждают и формулируют возможные решения для достижения соглашения. От них зависят результаты медиации, поскольку только они принимают решения. Они могут приостановить или прекратить процедуру в любое время.