Вторник, 07.12.2021
Новости медиации Философия и практика медиации

Философия и практика медиации

68
Разногласия в семье, с партнером или с коллегой бывают у всех. Как справляться с конфликтными ситуациями, корреспонденту «Краснодарских известий» рассказала кандидат философских наук, доцент кафедры политологии и политического управления факультета управления и психологии Кубанского университета, практикующий медиатор  Галина Петровна Рогочая.

Что вообще такое медиация?

— Для меня это, прежде всего, создание пространства диалога. Умение в  диалоге услышать другого, услышать себя и прийти к некоему общему пониманию в зависимости от предмета спора. В этом аспекте медиация — это своеобразная мировоззренческая установка, ориентированная на диалог.

Какими техниками вы пользуетесь для разрешения спора?

— Есть ряд распространенных техник: эхо-техника, техника резюмирования, техника генерации идей. Все зависит от того, на каком этапе проведения переговоров они используются и в каком состоянии участники спора. Важно под каждый этап медиативных переговоров правильно подобрать технику.

Есть какая-то одна, самая полезная и часто используемая техника, или та, которую можно и в повседневной жизни применить?

— Для того, чтобы избежать конфликтов и обозначить свою позицию, нужно строить диалог с позиции «Я-высказывания». То есть «Я чувствую себя таким-то образом», «Я понимаю это вот так», «Не ты виноват в чем-то», «Не ты предмет моих негативных ожиданий, а я…». Эта техника способствует более конструктивному ведению любой дискуссии.

Можно еще сказать об эхо-технике. Вы говорите «Правильно ли я тебя понял…», и дальше мы возвращаем фразу, которая звучала от нашего собеседника или оппонента. Это даст ему возможность услышать себя со стороны, возможно, уточнить какие-то нюансы, а иногда и опровергнуть. Так часто бывает, человек подразумевает что-то другое, но вербально оформляет это не совсем корректно и точно.

Кто чаще обращается за помощью к медиаторам?

— В медиации существует своя специализация. Чаще всего, по моим наблюдениям, приходят люди, которым нужно урегулировать какие-то деловые взаимоотношения. В силу того, что в деловых взаимоотношениях не всегда присутствует ярко выраженный личный контекст, люди в этих вопросах более прагматичны, и я бы назвала их более договороспособными.

Потому что нет взрыва эмоций?

— Да, там, где нас затрагивают отношения лично — это проблемы со второй половиной, проблемы в семье, межпоколенческие конфликты, то есть конфликты родителей и детей, — там всегда очень много эмоций. В этом случае люди не всегда идут в медиацию, поскольку в нашей традиции не принято выносить сор из избы. Но на самом деле, чем раньше они придут в медиацию, тем больше проблем они смогут избежать.

Медиация дает 100% гарантию, что спор будет решен?

— Нет, такую гарантию медиация не дает, но она может создать условия для ведения конструктивных переговоров. Если переговоры правильно выстроены, процесс управляем, эмоции не заслоняют разум, то и принятое решение будет исполнимо. А для соблюдения всех этих условий необходима профессиональная поддержка медиатора, будет выработано приемлемое решение для одной и другой стороны.

Медиатор – нейтральный посредник, который не принимает ничью сторону. Как этому научиться и не вовлекаться в конфликт?

— Нужно и в обыденной практике стараться не выносить оценочных суждений. Безоценочное суждение — это первый шаг на пути выработки нейтральности. Помогает в этом техника «нейтральной поддержки», умение выделить и усилить то,  что объединяет, а не разъединяет участников спора, какие бы эмоции не бушевали между ними. У меня есть личный прием: я перед глазами стараюсь держать картинку «Кувшин эмоций» Юлии Гиппенрейтер и понимаю, что за гневом и раздражением, прежде всего, спрятан сигнал о помощи, там есть некие нереализованные базовые потребности. В защите, в любви, в поддержке. За этим что-то стоит, задача – понять, что именно.

Из вашей практики можете назвать самый сложный и самый простой в решении конфликт?

— Если говорить о самом сложном, была семейная пара на стадии развода. Они делили имущество, и каждый настаивал, чтобы дети жили с ним. Осложнялся конфликт  тем, что супруги принадлежали к разным этно-культурным традициям. Пришлось обращаться за помощью и консультировать с культурологами, религиоведами. Удалось прийти к общему решению, но это заняло почти 6 месяцев.

Из легких — был семейный конфликт, связанный с разделом имущества и долей в бизнесе. Там все закончилось после двух встреч. Я использовала прием «адвокат дьявола» и позиция стороны, которая инициировала процесс, начала распадаться: она не соответствовала ожиданиям.

А что за техника «адвокат дьявола»?

— Это вопрос с провокативным звучанием, например: «А что, если вы не договоритесь?». Люди в конфликте часто заявляют свою позицию с точки зрения «Я безусловно прав, я иду до конца», и у них есть некие ожидания от своей победы. Но в конфликте мы понимаем, что всегда есть победитель и побежденный. Этот вопрос заставляет человека представить себя с позиции побежденного.

Люди бывают разные, могут продолжать стоять на своем, а могут и откровенно выражать гнев. Бывало такое, что приходилось разнимать людей?

— В моей практике такого не было. Были ситуации, когда в гневе люди что-то швыряли, стул например, и как бы «выскакивали из медиации». Это происходит обычно на первом этапе, поэтому здесь нужно уметь слышать человека, но еще и видеть. Мимика, жесты, цвет лица подскажут о нарастающем напряжении. Надо наблюдать за человеком и уметь вовремя снизить градус агрессии. Лучше переключить внимание на простую механическую задачу, например попросить прикрыть окно, отодвинуть немного кресло, включить кондиционер. Вот такие нехитрые приемы, и человек переключился на что-то стороннее.

А надо ли медиатору быть гуру психологии? 

— Гуру психологии – задача не из легких, но я считаю, что медиатору нужны знания в этой области. Если вы не умеете правильно выстраивать коммуникацию, а этому учит психология, не умеете регулировать свои и чужие эмоции, то вы не дойдете до конца вопроса, то есть составления медиативного соглашения. По моему глубокому убеждению, в урегулировании конфликта 80% психологии и 20% юриспруденции.

Но при этом медиатор же не психолог?

— Ни в коем случае. Мы не занимаемся глубинными травмами, не ведем терапию. Мы разбираем ситуацию здесь и сейчас, как она сложилась. Всегда есть предмет спора, с которым люди либо идут в суд, либо к медиатору. Вот мы вокруг этого предмета и выстраиваем коммуникацию.

Вы сказали про медиативное соглашение. А стороны точно будут его выполнять?

— Все зависит от желания сторон, мы можем составить простое письменное соглашение. Медиатор в дальнейшем может поинтересоваться, как обстоят дела, все ли исполняется. Я это делаю: мне важно понимать, насколько я была эффективна в этом процессе и насколько люди ответственно подошли к исполнению соглашения, которое сами составили и приняли.

Медиативное соглашение может быть нотариально заверено. Тогда оно будет иметь юридическую силу. В таком случае его неисполнение несет куда более серьезные последствия.

Предположим, я хочу стать медиатором и решать конфликты. Что мне для этого нужно?

— Если у вас есть диплом о высшем образовании, любого профиля, вы можете получить дополнительное образование медиатора. Медиатором может быть человек, достигший возраста 25 лет, имеющий высшее образование и не имеющий судимости. Если высшего образования пока нет, то оптимально получить профессию конфликтолога – освоить знания и навыки в области анализа, прогнозирования и технологий урегулирования конфликта. И если после такой подготовки обучиться еще и на медиатора, то такая образовательная траектория, мне кажется, будет наиболее верной.

 

В чем отличие между медиацией и переговорами?

— В базовой установке на кооперацию усилий и сотрудничество при выработке взаимовыгодного решения. Медиация — это всегда диалог и умение урегулировать спор так, чтобы обе стороны были довольны. Не «ты уступил – я уступил», это стратегия компромисса, не «я продавил свое решение», это стратегия подавления, а именно «мы совместно выработали это решение», это стратегия сотрудничества. Не все переговоры ориентированы на сотрудничество, бывают жесткие переговоры, где просто продавливают позицию. Медиация не жесткая технология, жесткости в современном мире достаточно. На самом деле эта технология, как сейчас модно говорить, экологичная, щадящая и гуманная, то есть в ней заложена другая философия.

Виктория Салпагарова

Фото: Дарья Паращенко

По материалам «Краснодарских известий»